Таганская тюрьма

Таганская тюрьма (полное название - Московская губернская уголовная тюрьма) построена в 1804 году по указу Императора Александра I. Находилась на пересечении улицы Малые Каменщики и Новоспасского переулка (современные адреса на этом месте - улица Малые Каменщики, дом 16 и дом 18).

Всего в Москве в XIX-XX веках насчитывалось три крупных тюрьмы - исправительная (Матросская Тишина), центральная пересыльная (Бутырская), и губернская уголовная - Таганская. Причем Таганская считалась самой суровой и имела славу тюрьмы, из которой сбежать практически невозможно.

Первоначально использовалась только для содержания уголовных заключённых. Основная функция - "рабочий дом с лишением свободы" (аналог нынешних исправительно-трудовых колоний). Здесь работали многочисленные мастерские: токарные, переплётные, слесарные, портновские, типография.

К концу XIX века в тюрьме стали содержаться и политические заключённые, особенно их число выросло после Октябрьской революции 1917 года.
В XX веке тюрьма приобрела функции пересыльной.

В январе 1906 в Таганской тюрьме по договорённости с администрацией для заключённых пел Шаляпин.

После Октябрьской революции в мастерских тюрьмы выполнялись срочные заказы для центрального карательного отдела Наркомюста, войск внутренней охраны и внутренней службы (на июль 1920 года в мастерских и на внешних работах было занято 500 человек, в типографии и переплетной работало 56), заключённых так же активно использовали на различных строительных работах.

Вот что писали об этом газеты того времени: "При карательном отделе Наркомюстиции с 15 мая, по инициативе товарища Саврасова организованы ударные бригады из заключенных Таганской тюрьмы по ремонту канализации, водопровода, электрическому освещению и другим работам. Эти работы пока производятся в местах заключения и в Яузской больнице под руководством инженера Короленко. На очереди вопрос громадного значения ― чтобы эти мастерские были расширены по разным отраслям производства и дошли до фабрично-заводского образца, и чтобы ни один заключённый не вышел из тюрьмы, не изучив какой-нибудь отрасли производства" (газета "Правда", 02. 11.1921). В том же году журнал "Тюрьма", выпускавшийся в Таганской тюрьме, сообщал читателям, что "труд заключённых приобретает всё большее значение". По официальным данным на тот момент в Таганской губернской тюрьме работало около 65 % заключённых.

Таганская тюрьма

В разные годы в Таганской тюрьме содержались многие выдающиеся личности, такие как промышленник и меценат Савва Мамонтов, православный священник и философ Павел Флоренский, писатель Леонид Андреев, поэт Леонид Радин, действительные члены Академии наук СССР Т.П. Кравец и Л.С. Лейбензон, большевики Николай Бауман, Леонид Красин, Максимилиан Савельев, Анатолий Луначарский, авантюрист и составитель первого в истории словаря воровской речи Василий Трахтенберг, группа депутатов I государственной Думы за так называемое "Выборгское воззвание", митрополит Ленинградский и Гдовский Серафим, один из инициаторов "красного террора" Мартын Лацис, известный целитель Порфирий Иванов и многие многие другие.

Так же в Таганской тюрьме осуществляли казни. Так, здесь был повешен эсер Владимир Мазурин, а в августе 1946 года во внутреннем дворе тюрьмы были повешены бывший генерал Власов и несколько его соратников.

Таганская тюрьма

В советские годы число содержащихся здесь заключённых неуклонно росло. Так, если в июле 1920 года в тюрьме находилось 1200 заключённых (штат служащих тюрьмы при этом - 191 человек), то в 1939 году было 774 штатных сотрудника и 1936 заключённых, а в 1940 году число содержащихся в ней людей резко увеличилось до 4120 человек.

К концу своего существования тюрьма носила название Центральная таганская пересыльная тюрьма Восьмого управления МВД СССР.

В 1958 году большинство корпусов тюрьмы снесли, на её месте были построены детский сад и четыре жилых пятиэтажных дома. В настоящее время сохранилось одно из тюремных зданий, используемое сейчас под офисы. Однако есть много свидетельств, что сохранились подвалы и различные подземные ходы, связанные с Таганской тюрьмой. Так, во время урагана 1998 года под несколькими вывороченными с корнем деревьями открылись уходящие в разные стороны пустоты, а выросшие в этих дворах дети рассказывают, что лазили по подземным ходам, пока все лазы не были забетонированы.

В народном творчестве Таганская тюрьма оставила весьма ощутимый след. Всем известна посвящённая ей песня "Таганка":

Таганская тюрьма

Цыганка с картами, дорога дальняя.
Дорога дальняя, казённый дом.
Быть может старая, тюрьма центральная
Меня, парнишечку, по новой ждёт.
Быть может старая, тюрьма центральная
Меня, парнишечку, по новой ждёт.

Припев:
Таганка, все ночи, полные огня,
Таганка, зачем сгубила ты меня?
Таганка, я твой бессменный арестант,
Погибли юность и талант в твоих стенах.
Таганка, я твой бессменный арестант,
Погибли юность и талант в твоих стенах.

Я знаю, милая, больше не встретимся…
Дороги разные нам суждены.
Опять по пятницам пойдут свидания
И слёзы горькие моей родни.
Опять по пятницам пойдут свидания
И слёзы горькие моей родни.

1928 год. Мужской корпус и Столярная мастерская

Припев:
Таганка, все ночи, полные огня,
Таганка, зачем сгубила ты меня?
Таганка, я твой на веки арестант,
Погибли сила и талант в твоих стенах.
Таганка, я твой навеки арестант,
Погибли сила и талант в твоих стенах.

Но след Таганской тюрьмы в искусстве не ограничивается этой песней. Здесь во время заключения в 1897 году Леонид Радин написал слова песни "Смело, товарищи, в ногу!" Сначала песню полюбили заключённые Таганской и чуть позже - Бутырской тюрьмы, а в годы Гражданской войны она стала одной из самых популярных красноармейских песен.

По одной из версий достаточно известное слово "баланда" обязано своим происхождением опять таки Таганке. Якобы в начале XX века здесь работал шеф-повар по фамилии Баландин, который очень плохо готовил, что привело к бунту заключённых. Правда ли это - точно сказать нельзя, но такая версия существует.

В одной из песен Владимир Высоцкий пел:

"Разломали старую Таганку
Подчистую и ко всем чертям!.."

Упоминается уголовная Таганская тюрьма и в знаменитом романе Ильи Ильфа и Евгения Петрова "Двенадцать стульев":
"Когда все пропуска были выданы и в фойе уменьшили свет, Яков Менелаевич вспомнил: эти чистые глаза, этот уверенный взгляд он видел в Таганской тюрьме в 1922 году, когда и сам сидел там по пустяковому делу". И это упоминание не случайно - главный прототип знаменитого Остапа Бендера, Остап Шор в 1922 г. попал в Таганку за драку, но был отпущен.